Красная юбка вместо семафора

Красная юбка вместо семафора

Старинный наряд жителей Новоайдарщины воспроизводит историю края сквозь ушко иглы.

Коллекция костюмов XIX—XX веков, собранная сотрудниками Новоайдарского районного краеведческого музея, свидетельствует о том, что край заселяли выходцы из очень отдаленных регионов. Экспозиция, где выставлены 24 костюмы, уникальная, а роль в ее создании директора музея Анны Божковой трудно переоценить.

«Этнографически наш район уникален тем, что здесь живут потомки запорожских и донских казаков, переселенцы из России (Белгородская, Курская и Орловская области), Украины (Черкасская, Полтавская, Киевская области) и позднее — лемки, — рассказывает Анна Божкова. — За костюмами можно проследить историю заселения края, его этнографию. За каждой из вещей — еще и полотенце, которое вышивали в том самом селе. Все они самобытны, каждый из них артефакт, никаких копий и подделок».

По словам музейного работника, костюмы в каждом селе отличались по цветовому решению, вышивкой, покроем. Примечательно, что мужские костюмы не сохранились, а женские дожили до нашего времени. Крестьянки с Колядивки, например, носили темные юбки — черные, синие, темно-зеленые. В Айдар-Николаевке, Бахмутовке, Гречишкиному любили красные юбки.

«Есть даже такой перевод: хвастаются айдар-николаевские женщины, что красная юбка послужила однажды тем, что спасла поезд мог сойти с рельсов, потому что вода их подмыла. Женщина, которая увидела это, сняла юбку и стала ею размахивать, предупреждая машиниста об опасности. Поезд остановился, аварии удалось избежать», — рассказывает Анна Божкова.

Каждая рубашка в любом костюме — своеобразный оберег. Обязательно она вышита на горловине, рукаве или манжете или подоле. Все это служило женским оберегом. Да и способность к шитью, рукоделию могло определить судьбу девушки. Для тех, кто хочет создать нечто подобное есть замечательный магазин для рукоделия 1000hobby.ru, где можно найти все что нужно для вышивки, шитья и т.д.

«Почему у нас сохранилось так много костюмов? Дело в том, что в те времена в наших краях жила талантливая швея, — рассказывает Анна Божкова. — Девушка была дочерью сельского иконописца Андрея Харченко, который расписывал и знаменитый Свято-Троицкий собор в Беловодске. Но на свою беду иконописец был несусветным пьяницей. Дочь его не была обделена талантом. Так случалось, когда отец наберет заказов и запьет, тогда с благословения священника именно она расписывала иконы и миниатюрки. Росла бесприданницей, но вышла замуж за купца Лихачева. Правда, купцом тот стал не сразу. Сначала работал на Беловодском конном заводе, но объезжая жеребцов, получил травму и хромал. В Колядевке у него было шестеро детей, а жена умерла. Вот и решил он жениться во второй раз, чтобы детям мать была. Дочь иконописца вышла за него, потом еще четверых родила, и у них вместе было десять детей. Большая семья. Но она была большая рукодельница.

У купца была оживленная торговля, его жена вместе с приемными дочерьми организовала мастерскую по пошиву одежды. Шила костюмы и для колядовцев, и для айдарцев. Самое интересное, что сейчас в бывшем особняке купца Лихачева расположен Колядевский сельский музей. Один из главных экспонатов — шедевр швеи: верхняя накидка женской одежды. Наша коллекция оттуда и берет начало — мы ее собирали по крупицам вместе с сотрудницей сельского музея госпожа Черкашиною».

В 1945 году на Луганщине появились лемки.

«Жили они на родине зажиточно: имели большие дома под железными крышами, сады на десятки корней, инвентарь, стада скота. И одежда лемковский ни с чем не спутаешь, — продолжает своеобразную экскурсию Анна Божкова. — Когда к нам переселяли лемков, кто сначала жил в школе, а кому-то даже землянку пришлось копать, пока собственный дом поставил. В двух селах — Победном и Трудовом — лемковская диаспора образовалась. Сначала лемковские семьи только между собой справляли свадьбу, но потом ассимилировались. Но свои традиции и костюмы они очень уважают».

Теперь эти вещи, фотографии и память хранятся в музее. Они стали частью истории Луганщины, как и истории людей, насильно переселенных сюда из родных земель.

Коллекция костюмов, по словам Анны Божковой, уникальна и бесценна.

«Их стоимость, конечно, очень высокая, но люди открывали старинные сундуки и отдавали нам бесплатно, — подчеркивает директор музея. — Рассказывали историю одежды».

Интересно, что костюмы экспозиции не развешаны, как в других музеях, а каждый — на манекене. Здесь тоже своя история.

«В прошлом году раздался звонок из Киева. Спрашивают: у вас есть аутентичные костюмы? Подтверждаю, — рассказывает Анна Божкова. — Оказывается, одна творческая группа одевает знаменитостей в этнографические костюмы и фотографирует для календаря. Просят: не могли бы вы прислать нам ваши костюмы? Это невозможно, — отвечаю, потому что такие вещи нельзя просто так брать и бросать туда-сюда, хотите посмотреть — приезжайте. Приехали, создали в музее студию, фотографировали. Это был проект «Искренние», организованный при поддержке Украинского института истории моды. Правда, наши костюмы в календарь так и не вошли. Но люди были поражены увиденным. И когда пришло время, спросили, в чем нуждаемся. Мы рассказали, что мечтаем оформить коллекцию, облачившись в костюмы манекены. И нам их купили и подарили!»

В запасниках Новоайдарского музея и ныне горы рубашек и полотенец. По словам Анны Божковой, «на полный выставочный зал хватит». Поэтому если помогут музею сделать ремонт помещения, то научные сотрудники обещают существенно расширить экспозицию.

Поделитесь своим мнением

© 2012-2018 Клетчатый Кот · Самые интересные события в мире хендмейда, мастер-классы